Газета Новое Заволжье

Купцы Мальцевы: неизвестное об известных

О купцах Мальцевых до сих пор слагают небылицы. Возможно потому, что Мальцевы были слишком масштабны, независимы и, выйдя из народа, не покидали его, несмотря на богатство и власть. Они оставили духовные и материальные ценности, которыми поныне пользуются люди, и, видимо, этому процессу не будет конца. Купцы Мальцевы жили в Николаевске по улице Казанской (ныне ул. Карла Маркса, дом, в котором долгое время находилось МУП «Жилищно – коммунальное хозяйство).

Чьи вы?
Долгое время в неофициальной истории считалось, что Михаил Трофимович Мальцев - выходец из белорусских крепостных, получивший свободу и земельный надел в Николаевском уезде Самарской губернии за героизм, проявленный в Крымской войне 1853-1856 гг. А в начале XXI в. стали доступными архивные материалы, в которых указывалось, что он не бывший крепостной, а купец из города Рыльска Курской губернии.

Но одно дело упоминание об этом, другое – подтверждающие документы. И таким документом стала выписка из ревизской сказки (переписи) рыльских купцов за 1850 год, присланная мне курскими краеведами. Из нее стало известно, что отца Михаила Трофимовича звали Трофим Михайлович и был он купцом второй гильдии. Его фамилия тогда писалась черз «о» – Мальцов.

Родился Трофим в 1783 году и скончался в возрасте 67 лет, в 1850-м, будучи вдовцом. У него было два сына: Агафоник (Агафон), который родился в 1809 году, и Михаил, родившийся в 1810-м. В то время, когда проходила перепись, старший был женат на Анне Николаевне, которая была младше его на 11 лет, и у них было два сына – Семен (1838 года рождения) и Петр (1849-го); младший был женат на Пелагее Михайловне, которая была младше своего мужа на 16 лет), и у них была дочь Мария, которой исполнилось всего несколько месяцев.

Интересно, что в 1850-м, являясь сыном рыльского купца, Михаил Трофимович уже осваивал Балаково и Николаевск. По всей видимости, здесь он и женился. Кем же была его избранница?

«Все богатство мое в тебе…»
Пелагея Михайловна была родом из известной старообрядческой купеческой семьи города Хвалынска. Именно благодаря ей Михаил Трофимович сначала стал владельцем дома в Николаевске, который жена продала мужу за 40 рублей серебром, а затем обладателем первых десятин (гектаров) заволжской земли, которые были подарены Пелагее ее дядей.

Информацию об этом я обнаружил в мартовских номерах газеты «Самарские губернские ведомости» за 1857 год. Здесь одно за другим были помещены объявления о том, что «совершена дарственная запись на подарок Хвалынским купецким братом Степаном Кузьминым родной своей племяннице Николаевской купецкой жене Пелагее Мальцевой участка земли…» И таких участков было подарено общей площадью около двух тысяч десятин.

Причем в одном из объявлений дядя записан как Степан Федоров. Это объясняется тем, что в то время «фамилии» писались по имени предков. Вероятно, отца Степана звали Федор, а деда – Кузьма.

Кстати, в начале XIX в. городским главой Хвалынска был купец Кузьма Михайлов. Наверняка, он-то и стал основателем купеческого рода Кузьминых-Михайловых, от которых в Хвалынске сохранились дом и дача, построенные ими на рубеже XIX-XX вв. (последняя находится на территории дома отдыха «Ривьера»). Но Михаил Трофимович богател не только за счет своей жены. Земельные подарки от ее дяди, скорее, стали внушительной добавкой к семейному капиталу.

Сами с усами
Первые деньги молодой рыльский купец заработал на сале. В XIX в. (особенно в первой его половине) оно считалось едва ли не стратегическим продуктом. А все потому, что тогда это было и топливо, и освещение. Не случайно цена на сало (наряду с хлебом) была своеобразным индикатором европейского рынка.

Михаил Трофимович, перебравшись из Рыльска в Саратовско-Самарское Заволжье, построил здесь (в Балакове и Николаевске) два салотопенных заводика, которые при дешевизне сырья (баранины) стали приносить немалый доход. Это-то и стало стартовой площадкой для укрепления мальцевского состояния.

К концу 50-х гг. XIX в. оно было настолько велико, что, имея землю, подаренную жене, Мальцев решил прикупить еще 400 десятин, о чем свидетельствует объявление все в тех же «Ведомостях» от 2 декабря 1861 г.

Таким образом, «легенда» о том, что Михаил Трофимович получил большой земельный надел в подарок от государства за героическое участие в Крымской войне, опровергается напрочь. Но отношение к этому историческому событию Мальцев все-таки имеет. Когда в Николаевске формировались народные дружины, он взял на себя частичное снабжение дружинников продовольствием, за что получил благодарность от царя: «Государь Император по всеподданнейшему докладу о пожертвовании Николаевским 2-й гильдии купцом Мальцевым в Дружину № 321 соленой баранины 75 пудов; купцами и мещанами г. Николаевска в Дружину № 321 муки, сколько таково окажется нужной для продовольствия в течение месяца 939 ратников; комиссионером Николаевского и Новоузенского округов С.-Петербургским купцом Третьяковым для ратников Дружины № 321 – 12 ведер вина, – Высочайше повелеть соизволил поблагодарить за означенные пожертвования».

В 1856 году у Михаила Трофимовича и Пелагеи Михайловны родился Паисий, а в 1857-м – Анисим. Это известно давно. Но оказалось, что у них была сестра, и звали ее не Марией, как в ревизской сказке, а Акулиной.

Мальцевская «сиротка»
Два года назад по электронной почте я получил письмо из Минска от неизвестной мне Валерии Ледяевой. Она сообщала, что ее прапрабабушку звали Акулиной, фамилия у нее была Мальцева, и воспитывалась она в семье балаковских Мальцевых. Вот это да! Полная неожиданность! А далее последовали еще более неожиданные подробности: «Моя прапрабабушка родилась приблизительно в 1856-1857 годах и была ровесницей Анисима и Паисия (т.е. она могла быть внебрачной дочкой Михаила, либо просто сироткой-подкидышем, и выросла вместе с братьями). Ее называли «сироткой».
Возможно, она была подброшена. Акулина училась вместе с Анисимом и Паисием, была очень разумной и способной. Тетя рассказывает, что монашки ругали Анисима за то, что он списывал у нее и ждал подсказок. Выдали её замуж за Александрова (ударение на «о»). У них были дети. Одна из дочерей, Екатерина Ивановна, – моя прабабушка. Она уже в 18-19-х годах, после смерти Паисия, бежала в Бухару со своими детьми Павлиной Алексеевной (матерью тети) и Михаилом Алексеевичем (моим дедом), маминым отцом».

Валерия хотела узнать хоть какие-нибудь подробности об Акулине, но в балаковском краеведении о ней ничего неизвестно. Ничего не обнаружено пока и в архивах. Только в «Саратовском листке» от 14 февраля 1914 г. в извещении о смерти Анисима Михайловича пишется, что на погребение приглашают дочь, зять, брат и сестра покойного. Но кто конкретно скрывается за словом «сестра» – Мария, упоминаемая в ревизской сказке, или Акулина, – неизвестно.

А может, это была еще одна сестра – Стефанида? Она, «вышедшая замуж еще при жизни отца за вольского купца И.Д. Меркульева» (скорее всего, И.В., т.е. Ивана Васильевича), упоминается в некрологе, опубликованном в газете «Слово церкви».

Так что ничего утешительного сообщить минчанке я не смог, зато история Балакова пополнилась еще одним любопытным фактом и… фотографией с той самой Акулиной.

Нижегородская родня
Мальцевы были очень хорошо знакомы с известным нижегородским купцом Николаем Бугровым. До недавнего времени он воспринимался как партнер братьев по бизнесу и вере.

В Нижнем Новгороде Николай Александрович имел несколько мельниц, хлеб для которых закупал, в том числе, и в Балакове. И качество его продукции получило такую высокую оценку, что после 1896 года он получил монопольное право снабжать крупой и мукой российскую армию.

Бугров тоже был старообрядцем, как Анисим и Паисий, только в отличие от них, принадлежащих к белокриницкой иерархии, он был одним из лидеров беглопоповского согласия, что, впрочем, нисколько не мешало их деловым и дружеским отношениям. Втроем они в 1906 году построили в Ессентуках (Кавказские минеральные воды) санаторий «для бесплатного помещения в нем бедных и неимущих чахоточных больных».

И вот когда этот санаторий указывался в списке благотворительных дел в поминальных материалах все в том же «Саратовском листке», Бугров упоминался как родственник братьев Мальцевых. И это тоже стало открытием для балаковского краеведения. Каким же образом купцы могли породниться?

Николай Александрович был трижды женат, и все три жены умирали очень рано, почти сразу после родов. Известно имя первой – Дуня (Евдокия, Авдотья) Рыбакова. А вот о двух других нижегородские краеведы ничего не пишут. Возможно, одной из них была сестра Мальцевых (Мария?).
Но есть и другой вариант. Анисим ведь был женат, и его жена могла принадлежать к роду Бугровых (например, быть сестрой Николая Александровича). В этом еще и предстоит разобраться.

Поздний брак
Совсем недавно в метрической книге Никольской единоверческой церкви, которая стояла в Балакове на нынешней площади Ленина в старом городе, обнаружена запись о бракосочетании двоюродного брата Анисима и Паисия Петра Агафоновича Мальцева (помните запись в ревизской сказке о сыне Агафоника-Агафона Трофимовича Петре?). Она датируется 14-м февраля 1897 года.

По этой записи получается, что женился Петр Агафонович очень поздно, в 47 лет, и для него это был первый брак. Он был не купцом, а мещанином, причем новоузенским. Как он оказался в Новоузенске: сам ли там поселился или там когда-то осел его отец, – неизвестно. Каким делом он занимался, тоже пока неясно.

Возможно, так же торговал зерном, как и его двоюродные братья. Может быть, в 1897 году он даже переехал в Балаково.

Жена у Петра Агафоновича была младше его на 25 лет. Крестьянка по происхождению, Александра Кондратьевна Постнова родом была из Жедринской волости Сызранского уезда Симбирской губернии.

Во время венчания свидетелями (поручителями) со стороны жениха были крестьянин с. Балаково Прокофий Перфилович Белотелов и крестьянин с. Шиханы Вольского уезда Матвей Аксенович Чуков, со стороны невесты – крестьянин с. Степанова Уржумского уезда Вятской губернии Василий Егорович Ислентьев и вольский мещанин Александр Бумагин.

Вместо послесловия
Паисий не был женат и наследников после себя не оставил. А у Анисима была дочь Екатерина, которая еще при жизни отца вышла замуж за астраханского купца Андрея Ивановича Меркурьева. Наверняка у них были дети. Как сложилась судьба этой семьи после революции 1917 года? Вот задачка для исследователей!

Ю. Каргин, писатель, краевед
На снимке: Паисий Мальцев, (слева направо): земский начальник Романовский, купец М.Т. Мальцев, управляющий имением Мальцевых Лукашов

Комментарии (0)

Здесь ещё нет оставленных комментариев.

Оставьте свой комментарий

  1. Добавление комментария от гостя.
Вложения (0 / 3)
Share Your Location
Введите текст с картинки. Не разобрать?
Директор – главный редактор – С.Г. Аристов
Адрес редакции: 413720, г. Пугачев,
Революционный проспект, 186 Яндекс.Метрика
Газета перерегистрирована Средне-Волжским управлением Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия 03.07.2007, регистрационный номер ПИ № ФС8-0587
© 2024 Все права защищены | Газета "Новое Заволжье"
Сделано в di-key.ru